Николай Анатольевич Сапон. Нейрохирург, жизнелюб, философ
Под редакцией академика НАМН Украины Евгения Педаченко

 

Стопроцентный оптимист

Поликарп Бамбизо

Заместитель директора ООО «Гранит», Киев

Первое, что хотел бы сказать о Николае Сапоне. Он человек, осуществивший свою мечту: стал врачом. И не просто врачом, а врачом-нейрохирургом высшей категории, доктором медицинских наук.

По родственной линии Николай – мой двоюродный дядя. Но по возрасту мы с ним погодки. Мы стали общаться в студенческие годы и в годы своего профессионального становления. Будучи студентом, я жил у своей бабушки Ольги Сергеевны Сапон, для Коли она тетя по отцовской линии. Она была неординарным человеком, пережила две революции 1917 года, разруху Гражданской войны, Великую Отечественную войну, тяжелые годы послевоенного восстановления. При этом она вырастила и воспитала пятеро детей.

В 70-е годы, она, будучи уже пожилой мудрой женщиной, смотрела на нас с Колей, молодых парней и старалась передать свой опыт и жизненную мудрость. Помню, когда он приходил в гости к Ольге Сергеевне, она звала меня и рассказывала нам, советовала, как лучше двигаться вперед, учиться, добиваться своих целей.

О Коле могу сказать, что он твердо хотел быть врачом-нейрохирургом еще с раннего детства. Рано потеряв отца, у которого было церебральное кровоизлияние, Коля твердо решил быть нейрохирургом, чтобы научиться побеждать эту и другие болезни.

Он начал санитаром скорой помощи, может это и хорошо. Потому что, став профессором, нейрохирургом, он, имея такой колоссальный опыт, мог лучше чувствовать больного и его болезнь.

Николай Сапон, несомненно, был врачом от Бога. Он не только принимал больных, назначал им курс лечения. Он всегда старался найти индивидуальный подход к каждому человеку, успокоить его. Делал всегда это четко, без паники и лишних слов.

Помимо этого, он был человеком науки, всегда старался использовать медицинскую практику для научных исследований и изысканий. Помню, как, заходя к нему на работу, видел, как он весь в творческой работе, занимался научным журналом.

Буквально за 10 дней до его внезапной кончины мы виделись с ним, и я взял очередной номер его журнала, который уже по праву можно назвать историческим для медицинской науки.

Хотел бы сказать и о человеческих качествах Николая. Он любил жизнь во всех ее проявлениях, был стопроцентным оптимистом, несмотря на все перипетии и испытания. Своим оптимизмом и жизнелюбием он заряжал окружающих, и, конечно же, своих пациентов, что делало его еще более незаменимым врачом, врачом от Бога. При этом он старался научить окружающих на собственном опыте, как следует относиться к жизни и жизненным трудностям.

Именно оптимизм и жизнелюбие помогли ему победить собственную болезнь, которая стала для него испытанием в последние годы его жизни. Но, увы, жизнь устроена так, что никто не знает, когда ему суждено уйти в мир иной.


Flag Counter
Comments