Николай Анатольевич Сапон. Нейрохирург, жизнелюб, философ
Под редакцией академика НАМН Украины Евгения Педаченко

 

Чудесный Человек

Дария Сапон

Директор Медицинского центра психотерапии, психиатрии и практической психологии «София», Киев

Чудесный от слова Чудо. Это так... Николай Анатольевич, Папа – для детей, Кока – для внуков. Твоя Жизнь была чудом. И ты делился этим с другими людьми… Именно это я вспоминаю сейчас постоянно. Папа идёт навстречу в своём белом льняном костюме своей своеобразной походкой, узнаваемой из тысячи других. Идёт и счастливо улыбается. Хочет рассказать и поделиться своей радостью и полнотой жизни. Николай Анатольевич никогда не давал киснуть другим. Тормошил других к Жизни. Может быть, иногда резко, иногда смешно, иногда шокирующе… По-разному. Не было в нем одного, апатии и мещанства. Был дух авантюризма и риска, интеллигентность не мягкая, а острая как скальпель, не дающая закостенеть и покрыться наростами стереотипности.

Ты был и есть веселый фантазёр, который расширял горизонты других людей. Есть… Ты не ушёл для меня. Ты просто уехал в далёкое интересное путешествие. И там просто нет тех привычных атрибутов связи, к которым мы так привыкли. Помнишь, на твоё 65-летие я и Юля подарили Тебе книгу сказок и шахматы. Смеясь, сказали, что Ты – наш сказочник-шахматист. Тебе очень понравился подарок, хохотал. На книге были нарисованы аисты. После того, как тебя нет в нашем привычном формате, аисты теперь часто сопровождают нас. Это теперь как добрый знак. А я верю в знаки. Я знаю, что ты с нами. И ещё я знаю, что ты никогда не хотел наших горестных уставших лиц.


Николай Сапон, Дария Сапон. Международная конференция «Восстановление сознания и психической деятельности после травмы мозга: междисциплинарный подход», Москва, 04.07.2008.

Острота ума и какой-то иногда маниакальный, как по мне, темп жизни поражает до сих пор меня и других людей, знавших Сапона. За два дня до того... Мы встретились с сестрой и с Николаем Анатольевичем за чаем. Было уже 9 вечера. Он с утра, с шести утра был на ногах, был в институте, далее у Ани Никифоровой, после у своей мамы и к девяти решил ещё с дочерьми чаю попить:) Я спросила, как он не устаёт. В ответ папа сказал, что это его Жизнь и он счастлив так жить. Мы посидели около часа, после чего он ещё решил поработать таксистом и завёз домой няню моих детей к ней домой и Юлю в её дом. Усталость? Нет. Это точно не о Сапоне.

Таким он был и в моем детстве. Мы гуляли не часами, мы гуляли днями. И прогулки наши были не в кино с мороженым. А на природу, на реку. Мы долго бродили, нюхали котики ранней весной и Сапон сокрушался, видя как вероломно их обломали какие-то люди потехи ради или на продажу. Расстраивался страшно и сопел злостью. После таял от нашего детского щебета и рассказывал всякие интересные штуки. Котики мы не рвали. Нельзя))) Могли сало на прутиках жарить, и ещё хлеб украинский, и яблоки... Ничего вкуснее не ела)

Читать… Как же он любил читать. Когда мы переезжали, больше всего было родительских медицинских книг. Самые интересные, конечно же, те, которые с картинками. И мы с сестрой тайком листали их, изучая мышцы и фасции на странном, как тогда казалось, языке. После, когда я выросла и поступила в нашу Аlma mater, отец подарил мне два тома с подписью карандашом «Учись на отлично».

Самой любимой книгой отца были «Похождения бравого солдата Швейка». Он перечитывал книгу, наверное, более 50 раз и каждый раз хохотал.

Читал везде, и в отпуске, и на работе, и когда ложился. Книги сопровождали его всегда. Так Он и остался в моих воспоминаниях… В руках с книгой. Живой, жизнерадостный, веселый интеллигентный Николай Анатольевич, Папа, Кока. Мы тебя очень любим. Твои дети и внуки. Ты всегда с нами. Помним и любим.


Flag Counter