Николай Анатольевич Сапон. Нейрохирург, жизнелюб, философ
Под редакцией академика НАМН Украины Евгения Педаченко

 

Моменты

Олег Малышев

Кандидат мед. наук, Заведующий отделением нейрохирургии, Первая городская больница имени Н. И. Пирогова, Севастополь

Когда приходит Беда, начинаешь казнить себя за то, что что-то не сделал, не успел, упустил какую-то мелочь, и ВСЕГДА есть желание вернуться назад, назад за секунду, мгновение, чтобы этого не произошло… Но, так не бывает. Беда — это когда ушел близкий, дорогой тебе человек, тот, который, как бы всегда рядом, здесь, в досягаемости телефонного звонка, в досягаемости жеста, привета, приветствия, а теперь Его нет, и ты не успел что-то сказать, позвонить, написать, сделать… Остаются только моменты. Моменты из памяти.

Николай Анатольевич Сапон, просто Сапон, как часто мы говорили. Говорим...

Мы познакомились в 1997 г., когда я, клинический ординатор Института нейрохирургии, заступил на свое первое дежурство. Как учили, я прибыл в приемный покой к 8.30, познакомился с медсестрами, получил от них «волшебные нравоучения», принял дежурство у уходящего нейрохирурга и стал ждать старшего дежурного. Немного пробивала дрожь на фоне волнения - все-таки первое дежурство, а тут еще медсестры и сменившийся доктор, тихо и незлобно посмеиваясь, начали мне желать «спокойного дежурства, быть стойким и уверенным в принятии решений». Само собой, это вызывало удивление. Поинтересовался причиной таких эмоций, мне было сказано: «…дежурить, доктор, Вы будете один, потому что старший сегодня Сапон…». Я «обрадовался», потому что первое дежурство и один, а во- вторых, я не знал кто такой Сапон, и «с чем его едят». Прошло минут 20, ровно в 9.00 появился этакий «деловой и активный доктор» и с фразой: «…Вы Малышев? Меня не трогать, я у себя, пишу докторскую, свожу список литературы, хотя Вам это ничего не говорит…». Безусловно, я прямо на месте «немного растаял», от таких слов, и, прижавшись к стене, робко спросил: «А Вы кто?». Я Сапон - был веский ответ, после которого даже непонятливым становится ясно, что это Сапон. Попытавшись объяснить, что это мое первое дежурство, и я, как бы, могу сделать что-либо не то, и прошу меня не «оставлять без сильного плеча», получил ответ: «…у меня на дежурстве всегда все нормально…». Понятно, что после таких слов я «воспрял духом» и начал дежурить… Каково же было мое удивление, когда через некоторое время Николай Анатольевич пригласил меня обойти клиники, посмотреть проблемных и тяжелых больных, провел экскурсию по Институту, перемежая рассказами про «...что, где и как…», а потом пригласил к себе в оргметодотдел, где мы предались беседе о том да сем… Было о чем поговорить, рассказать, обсудить… Понятно, что дежурство продолжалось своим ходом, я занимался больными в приемном покое (кто помнит дежурства в то время, максимум, 15 больных за сутки, мало «тяжелых»). Вечером мы обошли клиники еще раз, отужинали чем Бог послал, и утром, сдав дежурство, попрощались. Правда, Николай Анатольевич немного «брюзжал», что не выполнил запланированный дневной объем в работе со своей диссертацией, но это было милое «брюзжание», к которому в последующем, общаясь с ним, я привык. Это было его характерное «милое брюзжание», как я его называю. Признаюсь, сразу, с первого момента знакомства я понял, что познакомился с порядочным и очень добрым человеком, со своими характерными эмоциями, человеком, имеющим свое мнение, человеком с чувством юмора, и, что было ценным в тот момент для меня, человеком, не оставляющим тебя один на один в трудную минуту. Когда потом, в рамках своей подготовки, я попал в 5-ю клинику, началось наше плотное общение, переросшее в достаточно близкое. Одна из моих любимых клиник! Каких Людей, Специалистов, Ученых я там узнал!!! Мне повезло, повезло очень. Я имею честь быть учеником Николая Николаевича Сулия, я работал рука об руку с Н.А. Сапоном, Игорем Третьяком, Сашей Базиком, я учился у Виталия Ивановича Цымбалюка, ну а мои Друзья Боря Лузан и Олег Атанасов, Игорь Дмитерко до сих пор мои Друзья, мои «боевые товарищи», мои Коллеги. Какая тогда была атмосфера в клинике!!! Много незабываемых моментов было то время, как радостных, так и не очень. Но сейчас я про Н.А. Сапона. После ординатуры я уехал в Севастополь, домой. С Н.А. Сапоном как-то постепенно выстраивались добрые отношения, всегда с радостью встреч и грустью расставаний. Встречались больше всего на съездах, конференциях, совещаниях, когда он приезжал в Крым, или я был в Киеве. Я был в курсе его профессиональных дел, семейных радостей и забот, планов на будущее, успехов в работе. Был в курсе его переживаний по поводу его работы в развитии нейромодуляции, стремился помочь чем мог, строили планы.

Одним из таких планов было участие в конференции нейрохирургов стран Причерноморья, которая проходила в Истанбуле (Стамбуле). Участие участием, но я обещал Н.А. Сапону, что в Истанбул мы попадем благодаря небольшому пассажирско-грузовому пароходу «Герои Севастополя», который курсировал между Севастополем и Истанбулом, и было очень удобно: тебя «везут» по морю, гостиница на плаву, кормят и т.д., да еще и время проведения конференции совпало с расписанием круиза. Понятно, что на корабле у нас были свои преференции, и поэтому поездка была наполнена большим количеством позитивных моментов. Помню, что с момента вступления на борт и до конца круиза, в течение 5 дней, я видел, как преобразился Сапон-Турист: любознательный до мелочей, стремящийся залезть в любую щель в доисторической стене, стремящийся дать совет рыбаку на мосту через Золотой Рог, гурман к турецкой кухне, пешеход неутомимый. И все это под его смешок, искрящиеся глаза, шутки….


Николай Сапон. Босфор. 15.10.2009.

Итак, мы на борту. Отдельная каюта, накрытый стол (приветственный жест от начальника круиза), неизменный виски, по морской традиции, для «борьбы с морской болезнью». Освоившись, и приняв немного для начала борьбы с «морской болезнью», мы вышли на верхнюю палубу наблюдать отход парохода от стенки и выхода через Севастопольскую бухту к Турецкому берегу. Вы бы видели этот восторг!!!! Восторг человека, умеющего видеть, осязать, принимать новое, радоваться новым ощущениям! Получив определенный «багаж» позитивных эмоций, мы спустились в каюту к Н.А. Сапону, где под легкую музыку и небольшие порции виски (подчеркиваю, небольшие порции) предались обсуждению накопившихся тем, после чего приступили к следующей части нашего вечера — приготовлению шашлыка, который мы готовили на корме, где имелся специально подготовленный мангал. Специально подготовленный — это прикрученный к палубе. Это было осенью, поэтому, постепенно подходя к нейтральным водам, мы заметили волнение моря, как бы по началу легкое, которое потом переросло в хороший шторм… А мы-то на корме, а мангал прикручен, а мы-то нет… Понятно, что доделывали мы шашлык при очень хорошей качке, но мы были к ней готовы, приняв «лекарство от морской болезни» ранее, но когда корма поднимается уже метра на три из воды, приходилось ловить и меня, и Сапона, и шашлык… Мы-то не прикручены к палубе… Сразу скажу — шашлык удался! Расположились…. Попробовали… Приняли… И тут Н.А. Сапон говорит: «…на верх, к морю, к стихии…». Пытался ему возразить, но тщетно. Получение новых ощущений и эмоций — это всегда ему было присуще… Мы поднялись на палубу — тучи, дождь, брызги воды, сильный ветер, волна, бьющаяся в нос корабля, дельфины, сопровождающие корабль – Айвазовский в движении!!!!! И в довершение, перекрикивая друг друга, как люди, желающие слиться со стихией или побороть ее, мы легли, каждый на своем борту, на нос корабля, слились с этой махиной и отдались стихии. Помните фильм «Титаник», где главные герои стоят на носу корабля, так это дети по сравнению с нами... Нос поднимался метров на пять и «…стремительным домкратом...» падал в волну, нас обдавало огромным количеством морской воды, свист ветра, дельфины, сопровождавшие нас, улыбаясь, понимали, что мы с ними… Передать ощущения невозможно!!! Ни Кандинский, ни Айвазовский не смогут.

Пройдя через Босфор (кто знает, что такое проход через Босфор днем или ночью, поймет меня), получив еще одну порцию незабываемых впечатлений, мы отшвартовались в Зей-Порту и начали наш экскурс по Истанбулу. Бывав там уже не раз, я предложил Николаю Анатольевичу программу осмотра достопримечательностей, которая должна была уложится в отведенные нам полтора дня, учитывая наше участие в конференции. Обрисовав маршруты, мы двинулись на встречу новому. Но! Надо знать Н.А. Сапона! Часто ли вы видели, как он четко следовал установленному плану? Я – нет. Понятно, что «благодаря» Сапону мы передвигались только на общественном транспорте и пешком… Никаких такси!!! Скажу одно, за эти полдня первого дня мы успели осмотреть не только главные достопримечательности в центре Истанбула, но и многое другое. Мне помнится, что у Н.А. Сапона нет стандартов… Если это осмотр Цистерны, так это обязательно надо найти какой-то самый укромный уголок, где огромные карпы собираются в стаю, и мне нужно было приложить массу усилий, чтобы фото, которое хотел сделать Н.А. Сапон, было максимально реальным. Он хотел сделать фото так, чтобы либо он был в обнимку с карпом, либо смотря глаза в глаза тому карпу… Сейчас описываю все это и невольно улыбаюсь… В шестиминаретной мечети Султан- Ахмет мы были подчеркнуто уважительны к Исламу и монументальности сооружения. На Ипподроме крутили головой на все 360, чтобы увидеть, рассмотреть, оценить, создать себе мнение. На Восточном вокзале вспоминали классику литературного жанра и кино. И, безусловно, улицы и улочки Истанбула. Кто там был меня поймет. Что меня удивило по началу, я обратив внимание на глаза Николая Анатольевича увидел очень цепкий взгляд интересующегося всем происходящим человека, но дальше, в глубине его взгляда, я обнаружил взгляд глубоко уставшего человека, в мозгу, которого идет постоянная работа… Неоднократно интересовался у него, может что не так, или не интересно наше рандеву? Но в свойственной себе манере, так вальяжно, с присущей только ему улыбкой и манерой говорить, как говорят жители на Подоле, он отвечал: «…все нормально, не обращай внимания…». Потом я понял, он продолжал работать, искать, решать, находить решения…

Белые штаны! Сейчас поймете. Наступил день конференции. Мы прибыли на место проведения, зарегистрировались, со всеми поздоровались, выразили свое почтение кому надо (от души, естественно…), отбыли первую часть секции и… Сбежали… Сбежали опять на встречу новым впечатлениям и знаниям. Несмотря на дождь, который то затихал, то начинался вновь, нам удалось погулять по улицам Таксима, мы были на площади пассажирского порта, где рассматривали белые лайнеры, заходили в колоритные кафе и ресторанчики, чтобы посидеть, поговорить, отдохнуть… Интересно, что везде Николай Анатольевич стремился вступить в беседу с местными жителями, на своем турецко- английско- украинско- русском диалекте, с неизменной улыбкой на лице … Я тихо посмеивался и тоже участвовал в этой игре…Он реально пытался дать совет рыбаку на мосту через Золотой Рог, как следить за поплавком при сильном течении! Н.А. Сапон — человек общительный, интересующийся, имеющий до всего мнение, но турок то при чем? Смеялись и шутили, подтрунивали друг над другом. Вернувшись на корабль, чтобы переодеться в casual, мы решили двинуться дальше, к другим улочкам, лицам, местам. Захожу за Николаем Анатольевичем, в его каюту и вижу: Джентельмен как я не знаю: бодрый, ни капли усталости на лице, выбритый, наодеколоненный, и в белых штанах, подбирающий аксессуары под свой прикид!!!! Я высказал свой восторг, но незаметно поинтересовался: «… Вы помните, что на улице, как бы, не лето? А Вы в белых штанах?». На что получил ответ: «… да, я в белых штанах! Пусть это не Рио- Де-Жанейро, а Истанбул, но таки в белых штанах!!!!» Это озорство, этот драйв, вызов в его глазах описать невозможно. Это надо было видеть!!! Надеюсь, вы помните походку Сапона? А представьте себе еще и в белых штанах!!!


Николай Сапон. Нет, это не Рио… Истанбул. 17.10.2009.

В последний день нашего рандеву мы посетили массу мест: и Истанбульский университет, и улочки Аксарая, и частную клинику (где, как мне кажется, Н.А. Сапон решил провести разведку и навести мосты для дальнейшей совместной работы), где очень учтивый доктор провел нам экскурсию, и торговались с турком в торговых рядах Большого Базара, покупая белый ремень для белых штанов (не сторговались, правда… Николай Анатольевич все испортил, не хватило ему духу побороть алчность турецкого торгаша, который даже чая не предложил), и многое другое… И закончили мы день великолепным обедом в ресторане на Балык- Базаре. И вот, сидя там, вкушая блюда из только что привезенных морепродуктов, я увидел того Н.А. Сапона, которого я знал и ранее — отдохнувшего, юморного, озорного, «мило брюзжащего», спорящего, неутомимого борца за правду, умного и порядочного человека, с которым мне лично было всегда легко и интересно. По возвращении в Севастополь у нас был еще день, солнечный день, который мы посвятили экскурсу по Севастополю и Балаклаве. Н.А. Сапон опять в белом, как капитан яхты, спустившийся на берег! Интересен был момент, куда бы мы не заходили, вступали в разговоры, знакомились с людьми, везде Николай Анатольевич оставлял свои визитки. Я поинтересовался: …для чего Вы оставляете свои визитки…? «…Набиваю клиентуру…» – был ответ! «…Неужели работает...» – спросил я? «…Еще как…» – ответил Николай Анатольевич. Кстати, это был очень дельный совет, пригодившийся мне в дальнейшем. Вечером я проводил Николая Анатольевича на поезд… Прощаясь он обронил фразу: «…я твой должник…», на что я ответил: «…какие между нами евреями, ой, нейрохирургами, могут быть долги…». Позже я понял смысл сказанного.

Туристы. Олег Малышев, Николай Сапон. Истанбул. 17.10.2009.

В один из своих приездов в мой любимый Киев, сделав свои дела и решив вопросы, увидев всех, я пришел к Н.А. Сапону в оргметодотдел, где после приветствий он мне безапелляционно заявил: «… ты помнишь, что я твой должник? Сегодня я буду показывать тебе Киев. Свою любимую Оболонь, Подол, новые постройки в районе Андреевского спуска». Не сопротивляясь, я поинтересовался откуда начнем, и мы начали с Андреевского спуска, Подола. И тут я с удивлением узнал, что Николай Анатольевич никогда не был в музее Булгакова на Андреевском. Я высказал легкое, ироничное удивление, и тут же предложил вместо осмотра новостроя посетить музей Гения. На кассе пришлось побороться за индивидуальную экскурсию, но перед нашим обаянием сотрудники музея не устояли. Само собой, визитки Н.А. Сапона получили все сотрудники музея… Признаюсь, это был мой четвертый визит… Да, я очень люблю Булгакова. По странной причине все четыре раза я был там с киевлянами, которые почему-то никогда там не были и поэтому все подвергались моему ироничному осуждению. Нам повезло с сотрудницей музея, которая вела экскурсию. У нее хватило терпения выдержать нас, потому что Николай Анатольевич, в свойственной ему манере засыпал ее вопросами, вступал в дискуссию. Но как было интересно наблюдать за преображением Н.А. Сапона — человек имеет свое мнение, пытается догнать что-то очень важное, ранее упущенное… С экскурсоводом расстались практически родными! Потом поехали на Оболонь… Я все пытал Николая Анатольевича, что такого в Оболони, что его так привлекает? На что он ответил: «…посмотри, здесь проспект, движение, шум, драйв. И тут же, рядом парк, озеро, безмятежность. Как в жизни — две стороны и перемены! Перемены, окружающие нас, перемены окружающих лиц. Мы или в движении, или на диване. Выбор. Выбор для каждого, кем быть…» Вот это я запомнил, запомнил навсегда!!!

Моменты… Сколько их… Малая толика того, что можно уложить в рамках пусть самой большой книги. Все остальное в памяти. Навечно.

Спасибо тебе, Николай Анатольевич Сапон — Человек, Друг, Учитель!!!


Flag Counter