Николай Анатольевич Сапон. Нейрохирург, жизнелюб, философ
Под редакцией академика НАМН Украины Евгения Педаченко

 

Он умел дружить

Николай Посохов

Кандидат мед. наук, заведующий отделом функциональной нейрохирургии, Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины, Харьков

С Николаем Анатольевичем Сапоном я познакомился весной 1986 г., когда проходил первичную специализацию по нейрохирургии в Киевском институте усовершенствования врачей. Н.А. Сапон в это время работал в Министерстве Здравоохранения Украины. В те времена было модно и престижно для молодых врачей поработать за границей в одной из развивающихся стран Африки, Азии и Латинской Америки, что одновременно значительно улучшало материальное положение и давало большую профессиональную перспективу. Однако поехать в такую загранкомандировку было очень трудно. Я обратился с личной просьбой к Николаю Анатольевичу помочь мне. Он согласился помочь (он старался помочь не только мне). Через 2–3 дня мы с ним поехали в Минздрав оформлять документы. Загранкомандировка не состоялась, но наше знакомство переросло в долгую крепкую дружбу.

На протяжении 30 лет я систематически поддерживал с ним связь. Мы с ним дружили, и не просто дружили, а дружили семьями. Когда Николай Анатольевич приезжал в Харьков, всегда приходил в мой дом, а когда я бывал в Киеве, я приходил в его дом. Наши жены знали друг друга, равно как и дети.

Николай Анатольевич воспитывал четверых детей. Они с раннего детства формировались весьма самостоятельными и чрезвычайно интересными людьми, потому что воспитывались в многодетной семье и приучались к труду.

Мы часто друг у друга учились. В 1987 г. я привез для защиты в специализированный совет при Киевском институте нейрохирургии диссертацию, посвященную разработке миниинвазивной методики лечения тяжелых форм невралгии тройничного нерва путем криодеструкции волокон его чувствительного корешка после чрескожного пункционного доступа через овальное отверстие. В те годы в основном применяли классические нейрохирургические способы лечения больных по поводу невралгии тройничного нерва (проф. В.С. Михайловский). Поэтому разработанная нами в Харькове криохирургическая методика была вначале неоднозначно воспринята в Институте нейрохирургии. Было много споров и сомнений, даже относительно технической возможности выполнения таких операций. Наибольшим оппонентом предлагаемой методики был проф. В.С. Михайловский, который защитил докторскую диссертацию, считался корифеем в этой области, имел огромный опыт (выполнил более 500 операций открытым способом). Мы же предлагали малотравматичную, миниинвазивную методику, после применения которой пациенты могли через 1-2 сут вставать, ходить, кушать, говорить и т.д., то есть, это был совершенно новый уровень. В же время, доказать что эта методика является технологией, которая очень многое изменила бы в лечении невралгии тройничного нерва, было чрезвычайно сложно. В то время трудно было представить, что оперативное вмешательство, выполняемое в течение нескольких часов, можно осуществить за 40-60 мин (путём пункционного доступа), и пациенты уже через 1–1,5 ч после него могли вести обычный образ жизни. Пациента можно было выписывать для амбулаторного лечения по месту жительства. Николай Анатольевич тогда меня очень поддержал, проявив большой интерес к представленной методике. После этого он неоднократно приезжал в Харьков, обучился этой методике, познакомился с производителями криохирургической аппаратуры.


Николай Сапон, Николай Посохов. Киев, июль 2000.

В 1996 г., через 10 лет нашего знакомства, Николай Анатольевич поддержал мое поступление в докторантуру в Институт нейрохирургии. Тогда он уже работал старшим научным сотрудником отдела восстановительной нейрохирургии и по совместительству в научно-организационном отделе. Первые недели моего пребывания в Киеве я жил в его семье. Тогда мы с ним вместе работали в клинике восстановительной нейрохирургии профессора В.И. Цымбалюка, где была создана творческая обстановка, где практически каждый сотрудник разрабатывал свою тему и где каждый научный сотрудник, докторант или аспирант чувствовал себя специалистом в своей области. Вечером мы много гуляли, говорили и спорили на разные темы. Во всех отношениях Николай Анатольевич был весьма приятным человеком и собеседником. Наши точки зрения по различным вопросам, естественно, не всегда совпадали, и, каждый из нас старался отстоять свою позицию. Я часто ловил себя на мысли, что с Н.А. Сапоном приятно дискутировать. Но, если кто-то из нас в чем-то заблуждался, мы свои ошибки осмысливали, проговаривали и признавали.

Николай Анатольевич всегда был пытливым научным сотрудником, чувствовал перспективу научных направлений, стремился развивать инновационные технологии. Развивал он тематику по лечению некурабельных болевых синдромов. Часто имел свою, отличную от других, точку зрения. Профессионально ему особенно интересно было лечить тяжелобольных. Николай Анатольевич был трудоголиком, он любил людей, к нему всегда была очередь нуждающихся в помощи. Если мы собирались уйти куда-то, но приходил пациент, которому нужна была помощь, он тут же все откладывал и уделял ему необходимое внимание. Закономерно, что люди отвечали ему своей любовью и уважением.

Николай Анатольевич был скурпулёзным научным сотрудником и стремился к тому, что бы всё делать технологично, т.е. он был технократ. Он любил, чтобы любая технология соблюдалась в тонкости и тщательно. Занимаясь проблемами лечения неукротимых болевых синдромов всю свою жизнь, Николай Анатольевич добился в этом больших результатов. В 2007 г. Н.А. Сапон защитил докторскую диссертацию. А меня постоянно стимулировал к скорейшему завершению работы моей докторской.

Николай Анатольевич любил не только врачебную работу, но и «бумажную» работу, что для меня всегда было удивительно. Он радовался подробно написанной истории болезни, хорошо оформленному протоколу операции. Его детищем был Украинский нейрохирургический журнал, в котором он был ответственным секретарем. Он его готовил, формировал, редактировал и потом представлял в готовом виде руководству Института нейрохирургии.

Николай Анатольевич сыграл большую роль в организации Украинской Ассоциации Нейрохирургов, которая была учреждена в 1993 г. на Первом съезде нейрохирургов Украины. В течение многих лет он исполнял обязанности ответственного секретаря Ассоциации, организуя съезды, конференции, семинары, выставки. Почти все конференции и съезды нейрохирургов Украины организованы при его активном участии. Он был инициатором и исполнителем всех организационных моментов конференций, начиная от места проведения, аренды зала, организации выставки при конференции, издании тезисов или материалов конференции и т.д.

Всем нравилось его отношение к друзьям и сотрудникам. Своих друзей он никогда не покидал в беде и болезнях, всячески способствовал их выздоровлению и адаптации. Каждый из них скажет свое слово.

В быту Николай Анатольевич был весьма скромным человеком, не позволял себе никаких материальных излишеств. Вначале семья Николая Анатольевича жила в трехкомнатной квартире на Печерске, а после рождения четвертого ребенка они переехали в пятикомнатную квартиру на Лесном массиве. В семье царила спокойная деловая обстановка. Членами семьи были Николай Анатольевич, жена Татьяна, четверо детей, пожилой отец, две собаки и кошка. Компания была весьма веселой, но вместе с тем там всегда находилась возможность принять и приютить желанного гостя.

В дальнейшем судьба распорядилась так, что мне пришлось уйти в лабораторию проблем боли, которую создали в Институте лазерной биологии и медицины в Харьковском национальном университете им. В.Н.Каразина, где я проработал до 2010 г.


Николай Посохов, Николай Сапон. Культурная программа Международного симпозиума по боли «Подходы к пониманию механизмов и лечению симптомов боли». Санкт-Петербург, 22-24 августа 2012.

В эти годы мы с Николаем Анатольевичем встречались реже, но регулярно перезванивались и обсуждали различные вопросы. Он все время критиковал меня за то, что я в некоторой степени отошел от нейрохирургии. Я отвечал, что не совсем отошел, а занимаюсь экспериментальной нейрохирургией, осваиваю новые лазерные технологии, которые будут применены в лечении нейрохирургических больных. Николай Анатольевич считал, что я должен вернулся в нейрохирургическую клинику и заниматься нейрохирургией. Но такая возможность представилась только в 2010 г., когда я, вначале по совместительству, а с 2011 г. уже на основную ставку, перешел в Институт неврологии, психиатрии и наркологии, где работаю в настоящее время.

Вопросы личной жизни Николай Анатольевич обычно публично не обсуждал.

Что касается здоровья, он тоже не любил рассказывать об этом, и когда он заболел, и шел на операцию, он мне ничего не сказал. Я от других узнал, что его оперировали дважды на почках, а потом на органах грудной полости.

Смерть друзей приходит неожиданно… Светлая память о Николае Анатольевиче Сапоне останется на долгие, долгие, годы в моей памяти, в памяти моей семьи, в памяти наших сотрудников, нейрохирургов-харьковчан и пациентов.


Flag Counter