Николай Анатольевич Сапон. Нейрохирург, жизнелюб, философ
Под редакцией академика НАМН Украины Евгения Педаченко

 

Мой Сапон

Леонид Лихтерман

Профессор, Институт нейрохирургии им. Н. Бурденко РАМН, Москва

Николай Анатольевич Сапон был крупным деятелем украинской нейрохирургии времен независимости своей Родины. Николай Сапон 15 лет возглавлял ключевое подразделение головного Института нейрохирургии — научно-организационный отдел, стоял у истоков создания Украинской Ассоциации нейрохирургов и Украинского нейрохирургического журнала.

Это известные значимые вехи биографии ученого и организатора нейрохирургии в одной из крупнейших стран Европы. Но для меня он, прежде всего, – надежный, скромный, проницательный и мудрый друг.

Я познакомился с Николаем в Крыму в сентябре 2003 г. на съезде нейрохирургов Украины в Алуште. И близко сошелся по причине близких взглядов на профессиональную и общую ситуацию в Украине и России. И пути выхода из входившего в силу синдрома разобщения виделись нам обоим в единении. А главное — и Николай, и я были готовы преданно служить этому и в меру своих сил и возможностей действовать.


Николай Анатольевич Сапон, Леонид Болеславович Лихтерман. Коктебель, 27.09.2007.

Николай был теплым и заботливым другом. Не только неизменно приглашал меня на различные конференции, которые устраивал в разных регионах Украины его Институт, но и всячески опекал — приобретал билеты, сам встречал и провожал, обо всем трогательно беспокоился. Естественно, это было взаимным. Мы переписывались, звонили друг другу и нередко виделись в разных городах Украины и России. Последний раз это было в марте 2016 г. в Москве.

Никогда не забуду, как Николай помог мне со многими важными делами, когда мой сын Слава был вынужден защищать в Киеве в 2010 году докторскую диссертацию по истории нейрохирургии. Благодаря моим украинским друзьям, академикам Юрию Зозуле и Виталию Цымбалюку, появился свет в том диссертационном тупике, куда несправедливо загнали Славу в Москве.

Тогда же Николай дал мне впервые ощутить, что такое абсент, знакомый до этого только по западным романам. Несколько маленьких глотков этого напитка со сложными и неповторимыми ароматом и вкусом действительно способствовали и душевному разговору, и возникновению уверенности в решении запутанных ситуаций. К мягкой, какой-то понимающей и даже извинительной улыбке Николая присоединялись озорные огоньки в глазах. И мы переходили к профессиональной прагматике и научным спорам. Николай был серьезным клиницистом, особенно в нейрохирургическом лечении стойких болевых синдромов. При этом он созидал и бесспорные технологические новшества (например, известный нейростимулятор-модулятор), и спорные научные концепции боли.

Но дискуссии с ним, разумеется, не только мои, были продуктивны, как с опытным оригинально мыслящим и самобытным ученым. Они обогащали и философию, и практику нейрохирургии, особенно функциональной.

Николай как личность удивительно гармонично сочетал верность принципам и высокую приспособляемость к меняющимся обстоятельствам. Стойкий и оптимистичный гражданин Украины, он обладал объективным взглядом на нынешнюю ситуацию в стране. Тяжело переживал и был удручен шорностью взглядов и идей многих своих современников.

Николай любил литературу, особенно хорошо знал русскую поэзию. Поэтому он мог свободно, не рискуя, строками поэтов высветить суть любого события в Украине, развенчать дурманящие самостийные миражи и предсказать их самоубийственное будущее.

Вместо безответственного безоглядного критицизма он предлагал конкретные шаги по сближению нейрохирургии славянских стран – Белоруссии, России и Украины. Здесь выходят нейрохирургические журналы, использующие русский язык. И Николай обоснованно считал, что взаимное рецензирование статей будет повышать качество научной продукции, сближать, обогащать и улучшать нейрохирургию братских стран, знакомить читателя с достижениями украинских, российских и белорусских ученых, способствовать внедрению в практику новых технологий и методов диагностики и лечения.

Он заложил основы, но, увы, не успел внедрить свои идеи, которые, я знаю, поддержали академики Александр Коновалов и Александр Потапов от журнала «Вопросы нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко» и профессор Наталья Иванова от журнала «Российский нейрохирургический журнал имени А.Л. Поленова».

Наш долг воплотить в жизнь то, о чем мечтал и что разработал безвременно ушедший деятель славянской нейрохирургии Николай Анатольевич Сапон. Это и будет ему настоящим живым памятником.


Flag Counter